Риэлторские истории. Солнечный город.

Раньше я всегда говорила за Суздальским проспектом начинается финляндская граница, а за улицей Пионерстроя — эстонская граница. Город продвинулся далеко за Суздальский проспект — Парнас, Бугры, Девяткино. Теперь город двинулся к Эстонии.  Солнечный город — новый микрорайон, к которому недавно продлили проспект Ветеранов. Туда можно заехать и через Сергиево с Петергофского шоссе. 

Моя задача была найти клиентам однокомнатную квартиру. В течение пары недель просмотрели десяток квартир. В Солнечном городе все квартиры с отделкой. Это большой плюс. Причем качество отделки вполне приличное, красивый кафель, много розеток, хорошая сантехника. Однокомнатные квартиры с просторными кухнями и маленькими комнатами и  с прихожей, в которой минимум четыре двери и отсутствие места для гардероба. Есть лоджия — это плюс.

Практически в каждом доме есть подземная парковка. Но во-первых, она дорогая, во-вторых, в доме до 2000 квартир, а парковочных мест не более 500. Дворы закрыты, можно въехать на полчаса, чтобы разгрузить вещи или мебель.  Детские площадки одинаковы во всех дворах, скучные до тошноты, огороженные металлическими сетками. 

Collapse )

Дневник петербургского обывателя. Школа №5. Гимназия Карла Мая.

В 4-ом классе мама решила, что я уже достаточно большая, и перевела меня в школу № 5 на 14 Линии В.О. Я тогда не знала, что учусь в бывшей гимназии Мая, не знала какие люди бывали и учились в этой школе, начиная с  Бенуа, Рериха, Семенова-Тяньшанского и заканчивая академиком Дмитрием Сергеевичем Лихачевым и космонавтом Георгием Гречко.. Но мне повезло снова. Наша классная руководительница Соколова Людмила Дмитриевна была начинающим учителем, училась в педагогическом институте и любила свою работу и нас. Мы были ее первым классом, и она вела нас с 1 по 8 класс. Рудик, брат, окончил эту школу. На стенах вдоль лестницы висели мраморные доски со списками всех учащихся, окончивших школу, был там и Рудик. 

Collapse )

Дневник петербургского обывателя. МАМА, школа и переход в новую жизнь.

Во втором классе мама перевела меня в 232 школу Октябрьского района, так как в 13 школе я должна была учиться во вторую смену. Это было неудобно, утром мама на работе, Рудик в институте. И на 2,5 года я оказалась в чудесной школе, бывшей 2-ой Санкт-Петербургской гимназии. Мама работала там завучем. И опять мне повезло с учительницей. Окунева Лидия Ефимовна - прекрасный педагог с изумительным почерком научила меня красиво писать. Я училась на пятерки. Лидия Ефимовна говорила маме: « Лариса сидит на уроке и смотрит мне в рот, что ее ни спросишь, все знает».

232 школа была очень большая – 1200 учащихся, около 60 учителей. Тогда говорили – бывшая 2-ая Петербургская гимназия. Красивое здание с великолепной лестницей, большим актовым залом. В этой школе учились дети Пушкина, Евгений Мравинский, Александр Брянцев, основатель и руководитель ТЮЗа. Директор школы Шафоростов Андрей Степанович – высокий, солидный, умный, был отличным администратором, и маме с ним хорошо работалось. Он умел использовать ее лучшие качества – трудолюбие, ответственность, ум, знание учительской работы, умение работать как с детьми, так и с учителями, и, конечно, с родителями. 

Collapse )

Масленица.

МАСЛЕНИЦА
Зима на Урале морозная, сухая, снежная и солнечная. Зимой  дедушка на поляне перед домом заливал для меня горку, и я каталась с нее  на санках, которые он же и мастерил. Вечерами он сидел и плел лапти, у  него были заказчики. Лапти очень удобны для долгих переходов по лесу,  они легкие, ноги в них не устают и не преют, никакой синтетики. Бабушка  зимой ткала половики, у нас был специальный ткацкий станок. А еще у нее  была старинная швейная машинка «Зингер», именно на ней я научилась шить.  Зимы были длинными и холодными, но я не помню даже легкого насморка, я  ничем не болела, если не считать смены зубов. В Масленицу в дальней  улице взрослая молодежь строила высокую гору, ее заливали в течение  нескольких дней, а потом она становилась местом детских восторгов и  взрослых забав. Помню, как захватывало дух и щекотало в животе от  быстрого спуска. Но вечером малышню прогоняли и наступало время  молодежи, мы могли только смотреть, кататься со взрослыми было опасно,  собьют.


Дневник петербургского обывателя. МАМА и Брат.

В 4,5 года меня отправили на Урал к бабушке на лето. А получилось так, что я прожила там 3 года до школы. Жизнь у бабушки – это отдельный рассказ. За три года я совершенно забыла маму и отвыкла от неё. Мама , мудрая женщина , говорила брату, когда он жаловался, что я не слушаюсь его: « Лара отвыкла от нас. Подожди, придет время, всё наладится».

Я училась в первом классе, а брат, Рудик, - в десятом. Он рано начал собирать книги. И всегда говорил мне: « Что ты читаешь эту муть? Читай русскую классику». 

У нас был патефон. Рудик покупал пластинки. Благодаря ему я познакомилась с французским шансоном – Эдит Пиаф, Шарль Азнавур, Ив Монтан. Каким образом он получал эти знания – для меня загадка до сих пор.  

Мы жили в комнате на лестнице в школе на Васильевском острове. Очень скромная обстановка. Я и мама спали на кровати. Рудик спал на оттоманке. В углу стоял трехстворчатый ждановский шкаф, где помещались все наши вещи. Возле окна – письменный стол, посреди комнаты – круглый стол. Еще был белый немецкий буфет. Рядом с буфетом ширма. За ширмой была раковина с медным краном, на табуретке стояла электрическая плитка с круглой спиралью. Вода только холодная. 

И в этой маленькой комнате всегда был порядок. Мама говорила: «Всякой вещи – своё место». 

Постельное белье отдавалось в прачечную. И тут опять мамина поговорка: «Постель должна быть чистой. Вдруг я умру ночью, люди придут, а я лежу в грязной постели».

Collapse )

Дневник петербургского обывателя. И снова МАМА.

В моей жизни были три главных человека, которые воспитали меня – мама, бабушка и брат. 

Первое сентября – особенный день в нашей семье. Мама – учитель, завуч, директор школы. Вот и мне пора в первый класс. Меня в школу отвела уборщица, мы жили в школе, мама уходила на час раньше. Я получила напутствие «Помни, Лара, как себя зарекомендуешь, так и пойдёт». Эти слова помню всю жизнь. И как же они верны!

-----

Мне 12 лет. Я играла в нашем дворе . Двор большой, мы ведь жили в школе. Какая-то девочка обозвала меня грубыми, грязными словами. И что на меня нашло, не знаю. Вдруг в порыве агрессии я дала ей пощечину. Девочка сорвала  шапку с моей головы и убежала. Не помню, как я объясняла маме эту историю. Вечером пришла к нам мать девочки. Она что-то говорила маме. Я стояла рядом. Мама выслушала эту женщину, взяла мою шапку. После ухода женщины сказала мне: «Ты видишь, это МАЛОКУЛЬТУРНЫЕ люди. Не связывайся с ними».

-----

Еще у нее была поговорка или поучение:  «Дружи с умными. С дураками поведешься, сама дурой будешь». Она ценила и уважала умных и образованных людей. 

-----

Про детей. Её слова.

-Дети – это личности, их унижать нельзя, особенно мальчиков.

-----

Мне 16 лет. 

-Мама, у Наташки такие красивые сапоги. Мне очень хочется иметь такие же.

-Развивай мозги. Всё будет!

Вот это «развивай мозги» помню всю жизнь.

-----

Я закончила институт, начала работать . 

Мама: Лара, ты стала очень плохо говорить. У тебя появился заводской жаргон.

----

Collapse )

Дневник петербургского обывателя. МАМА.

Моя мама была умной женщиной с каким-то особым чувством юмора. Иногда она говорила такое, что не сразу поймешь юмор ли это, а может просто её восприятие жизни и конкретных ситуаций. 

Ей было лет 80, она любила жаловаться на склероз, хотя память у неё была превосходная. Утром захожу к маме в комнату. 

-Лара, ты знаешь, я не спала всю ночь. Я ТАК расстроилась.

-Мама, ты бы разбудила меня, я могла вызвать скорую.

-Нет, ты понимаешь! Я забыла фамилию Кобзона!

-Мама, некоторые люди никогда не знали Кобзона и спят спокойно.

С тех пор у нас в семье появилась поговорка. Когда что-нибудь или кого-нибудь не можем вспомнить, говорим: «Опять Кобзона забыла».  Или: «Кобзон рулит».

- - -

В троллейбусе молодой человек встает с сиденья, чтобы уступить маме место. 

-Садитесь, бабушка.

В ответ гордое:

-Я вам не бабушка. Я бабушка для своих внуков.

- - -

Маме 83 года. Ночью вызываю скорую. Приезжает машина. Молодой доктор, лет 35-ти и медсестра , девушка юная, лет 19-ти. Сделали укол. Доктор сидит за столом, пишет, ждёт, когда подействует лекарство.

Мама:

-Доктор, знаете, почему мне стало плохо?

-???

-Это всё из-за Байрона. Я прочла книгу о Байроне. Он умер таким молодым. Я очень расстроилась!

Врач с уважением посмотрел на маму. Медсестра, которая понятия не имела, кто такой Байрон, посмотрела на маму как на безумную старушку.

- - -

Collapse )

Дневник петербургского обывателя. Воскресный день в Комарово.

После прошлогодней бесснежной зимы радостно и весело гулять по берегу  залива, радоваться белому снегу. Небо сливается с заливом и белым  берегом. Рыбаки ушли так далеко, что видны только как мелкие точки на  горизонте. Повезло любителям лыжных прогулок, катания с гор, зимних  забав. Особенно хорошо сейчас, когда темное время позади, дни всё  светлее и длиннее. 

Collapse )